Мастер-класс от Мая [24]
майское творчество
Проза [8]
Графика [4]
Клипы [5]
Стихи [9]
Здесь собраны работы форумчан, посвящённые Маю
Главная » Файлы » Проза

Прощальный вояж или осторожно, хомяк за бортом! )))
[ ] 05.05.2008, 02:09
 
 
Часть1.
 
Белые барашки  прибрежной волны  плавно накатывали  на, казалось,  совсем бездыханное молодое  мужское тело,  лежавшее на белом перламутровом песке далёкого и незнакомого острова.
Сколько оно так пролежало? Час, два, а может быть сутки? Неизвестно. Припекаемое  ласковым тропическим солнцем,  тело постепенно  переставало быть бездыханным. В нём начиналось движение.  
Кто я, где я?  Переместив своё существо в положение сидя, молодой человек запустил непростой в данных условиях процесс самоидентификации.  
Осень  две тысячи восьмого года. На одном из российских телеканалов, а именно ТНТ, закончилось самое  долгоиграющее реалити-шоу в мировой реалити-шоу истории. Это был телепроект «Дом-2». По сему поводу руководство телеканала крайне расщедрилось, чего с ним раньше никогда не случалось, и на срубленные со зрителей бабки решило преподнести всем участникам телепроекта роскошный подарок - кругосветное путешествие на нескромной белоснежной яхте. Одним из приглашённых на этот праздник жизни оказался и один молодой человек, бывший участник шоу, с которым ты, уважаемый читатель, уже немного знаком. Его зовут Май. Май Абрикосов. Но как он оказался на острове, вместо белоснежной яхты? Что же произошло? Как это ни цинично звучит, но произошло банальное кораблекрушение, и половина, а может быть даже и вся домовская братия, как это ни печально, пошла ко дну. Это всё что удалось на этот момент вспомнить Маю, возможно,  единственному  спасшемуся, более мелкие подробности трагедии, к несчастью, а может быть и, наоборот, к счастью, стёрлись из памяти, словно ничего и не было.  
До этого момента молодой человек совершенно ничего не чувствовал,  возможно своё влияние оказывал мягкий благоприятный климат того места, где он сейчас находился.  А находился он на острове с пышной растительностью и пальмами, вокруг ничего, только белый песочный берег и синий нескончаемый океан. Один ли он тут или остров населён людьми? Странно и страшно. А вдруг один? Что тогда? Как быть? На что он обречён, на какое нечеловеческое существование?  Но вдруг эти его мысли прервались вполне человеческими потребностями. Мая нестерпимо мучили голод и жажда. И эти  вовсю бушевавшие  в нём чувства  значительно перевешивали зарождавшееся в нём же чувство отчаяния.  Значит надо идти и искать себе пищу.  За время осмысления всего произошедшего, а на это нашему герою хватило  сорока минут,  промокшая одежда успела высохнуть прямо на нём, и,  прихватив на берегу какую-то кривую палку-корягу, Май отправился в  самую глубь острова.  
Продвигаясь внутрь острова  юноша попутно знакомился со своим новым местом пребывания, растительный мир которого  был чуть побогаче животного. Остров  был покрыт растениями неравномерно, то глухие непроходимые заросли какой-то высокой травы типа тростника, то плотные сочно-зелёные кусты с крупными  листьями, то пролысины  с песком и тремя проросшими травинками, возможно на одной из таких пролысин можно организовать что-то вроде стоянки, подумал Май. Ну и конечно пальмы. Животный мир представлен был скудно, или же на момент майского променада всё зверьё просто напросто попряталось. Юрко пробежал варан, и скрылся в траве, с ветки невысокого  дерева, похожего на акацию, спускалась какая-то серая гадость, более всего похожая на непонятную соплю, но  по всей видимости это была змея, и скорее всего она была не очень дружелюбна, а также крайне  ядовита, так как успела на глазах у Мая сожрать пару пролетающих мимо неё летучих мышей, водившихся тут в достатке и шныряющих над островом туда-сюда. Знакомиться с соплёй Маю вовсе не хотелось,  и он пошёл дальше, и здесь его опять настигло чувство отчаяния, оттеснив чувство голода и жажды. Казалось он ходит по кругу, здесь он уже был, вот через эти кусты уже пролезал, и на этой проплешине немного посидел-отдохнул. Или здесь всё так похоже? Свихнуться можно. Но вдруг ему послышался какой-то странный шорох. Май продвинулся в том направлении, откуда, по его мнению,  исходили эти звуки.  Продравшись через сухие ветки и редкие заросли кустов, он очутился на небольшой песочной опушке,  посреди которой  колосились небольшие же ярко-зелёные крупнолистные кусты, образуя собой достаточно красивые заросли, расположенные по кругу. И вот именно там, в этих самых зарослях, что-то настойчиво шебуршало.  Май стал тихо подходить к этому месту, подойдя практически впритык к кустам, он слегка раздвинул ветки и в образовавшийся проём стал наблюдать за происходящим. А происходящее было весьма и весьма занимательным. 

 
Часть2.
 
Но вдруг ему послышался какой-то странный шорох. Май продвинулся в том направлении, откуда, по его мнению,  исходили эти звуки.  Продравшись через сухие ветки и редкие заросли кустов, он очутился на небольшой песочной опушке,  посреди которой  колосились небольшие же ярко-зелёные крупнолистные кусты, образуя собой достаточно красивые заросли, расположенные по кругу. И вот именно там, в этих самых зарослях, что-то настойчиво шебуршало.  Май стал тихо подходить к этому месту, подойдя практически впритык к кустам, он слегка раздвинул ветки и в образовавшийся проём стал наблюдать за происходящим. А происходящее было весьма и весьма занимательным.
  В самой середине этого местного растительного стоунхенджа находилась девушка, стоявшая на коленях и что-то упрямо и упорно проделывающая над находящимся тут же рядом корявым здоровым булыжником с острым краем. Со спины девушка была достаточно стройной, смуглая,  со средней длинны волосами цвета блонд,  с уже выглядывающими,  чуть отросшими тёмными корнями. Чего же она там култыхается? - нетерпеливо подумал Май, так как его уже немного тяготило любопытство, кто и что там такое делает. Он уже хотел её окликнуть, как в этот момент руки девушки взметнулись вверх и в них Май увидел кокосовый орех, в тот же момент руки резко опустились вниз. Теперь понятно. Всё это время милое создание пыталось безуспешно расколупать орех. Память к нашему герою возвращалась частями, и сейчас он потихоньку начал включаться в происходящее. Хоть он и не видел лица девушки, он узнал её, эта же Эля Недвораева, ей тоже удалось спастись, понял Май. Чувство отчаяния тихо вышло и закрыло за собой дверь.  
Эля - старожил проекта, она находилась там с самого начала  до самого конца, выиграла множество призов, но главного приза ей так и не досталось, накануне розыгрыша гастарбайтеры из дружественной Молдавии сговорились и подожгли так долго и тщательно отстраиваемый ими же дом. В ту ночь на Истре был нереально яркий фейерверк, весь люд с окрестных деревень прибежал посмотреть на такое событие, ну разве что только хороводы не водили вокруг этого мегакострища. Владелец всего этого хозяйства Валерий Комиссаров  был в гневе, досталось всем, больше всего продюсерам проекта, поэтому проект быстро свернули, успев естественно срубить бабла на финальном голосовании, а вместо приза, чтобы порядком обнаглевшие участники не устраивали революций, предложили всем поучаствовать в кругосветном путешествии, дескать,  канал платит. Конечно,  многие были недовольны, но пришлось согласиться. А ведь Эля была одной из главных претенденток на победу. Ну да впрочем,  достаточно лирических отступлений, вернёмся к нашему герою.  
Голод и жажда продолжали мучить Мая, они продолжали мучить и Элю, а Эля продолжала мучить  кокос. Непокорная броня ореха ну никак не давала девушке наконец-то   добраться до  своей нежной влаги и мякоти.  Этот коричневый, твёрдый, мохнатый шарик сопротивлялся  как мог, но вот с очередным ударом оборона этого тропического наполеона была сломлена -  острый угол камня пробил-таки тело ореха и прозрачное молоко уже намеревалось с лихвой напоить песок, однако Эля успела быстро поднести природный сосуд к губам и с наслаждением, удовлетворением и кайфом начать втягивать в себя этот райский напиток. Вдруг на секунду она остановилась, будто бы почувствовала чьё-то присутствие, шорко глянула из-за правого плеча, повела взглядом. Но никого не увидев, продолжила утолять жажду. Допив молоко до конца, Эля  расколола скорлупу  окончательно и попробовала соскрести нежную но упрямую мякоть со стенок кокоса всё о тот же острый край камня, что оказалось совсем непросто. Немного поев  нарезанной таким образом довольно крупной кокосовой стружки, Эля отложила орех, вернее его части. Её слегка подташнивало, кокос  - дело жирное. Самое время немного отдохнуть, девушка прилегла тут же под кустиком и плавно перешла в состояние сна.
А в это время Май стоял и недоумевал, ну почему же она его не увидела, ведь смотрела в самый проём, туда, где он как раз стоял. Странно всё это, очень странно. Маю не хотелось её будить, пусть отдыхает, колоть кокосы - тяжёлый физический труд. К тому же ему и самому необходимо было подкрепиться,  и как только Эля провалилась в глубокий и крепкий сон, Май юркнул в проём, и взял одну часть кокоса, в которой осталась наструганная но не съеденная Элей мякоть. Забрав свою скудную долю пропитания,  Май вышел из зарослей, предварительно запомнив к ним дорогу, направился  к берегу и только там, сидя под пальмой и глядя на океанский прибой,  предался своей скромной трапезе. Стружка кокоса, с таким упрямством добытая Элей, казалась ему самой вкусной едой на свете!

Утолив голод и продолжая сидеть в теньке, обдуваемый лёгким океанским бризом, Май стал потихоньку дремать.  Но окончательно заснуть ему не удалось, помешали доносящиеся ветром откуда-то издалека голоса и визги. Это был мужской и женский голос. Именно так. Май стал прислушиваться, но ничего определённого отчётливо он услышать не смог, мешал ветер и отдалённость происходящего. И тогда он решил снова пойти на разведку вооружившись уже привычной ему палкой-корягой. Продвигаясь по кромке берега и обогнув уже почти половину острова , Май стал слышать голоса всё отчётливей. Он подошёл к небольшой чаще и увидел там своих товарищей по несчастью, то есть по проекту и по крушению, в чаще резвились Илона Ананаева и Семён Большиков. Похоже эти товарищи уже успели сытно отобедать - тут же рядом с местом их неоднозначных игрищ валялась кожура от бананов, растерзанные ошмётки кокосовой скорлупы и другие  подобные запчасти от плодов доселе нам неизвестных. Вероятно их совсем не заботила судьба своих сокораблекрушенцев. Они так весело отдыхали, Семён гонялся за Илоной, пытаясь повалить её на песок с одному ему известными целями, а Илона повизгивая и явно этому радуясь бегала по кругу, ловко ускользая от Семёновых объятий. Май стоял как вкопанный  и смотрел на эту картину маслом практически в открытую, но снова его никто не замечал. Странно. Всё это действо выглядело несколько глупо,  Илона носилась как подстреленная в остатках своих нарядов, набедренная повязка  сварганенная из лоскута от платья едва прикрывала причинное место, а груди, похожие на полунаполненные водой грелки и вовсе практически ничего не прикрывало,  кроме двух связанных морским узлом кусков всё от того же леопёрдового платья. Семён в своих гардеробных предпочтениях оказался несколько скромнее, он то и дело догонял Илону в обыкновенных хэбэшных семейных трусах с незатейливым рисунком ромбики-кружочки. Май попытался их окликнуть, а в ответ ноль внимания, такое впечатление что его не слышали, он как будто бы был невидимкой. Но вот наконец Семёну удалось поймать Илону за наращенный пук волос, от воды соли и песка сбившийся в неэстетичный колтун, притянуть к себе и окончательно завалить эту антилопу на песок. Дальнейшие процессы Мая мало интересовали и не став здесь задерживаться, он побрёл назад, к своей пальме, отягощённый думами о том, почему же его никто не видит и не слышит.
Практически дойдя до места своей стоянки, Май увидел на одной из пальм, находящейся чуть поодаль от пальмы под которой он дремал, человека. Человек истошно орал и размахивал каким-то непонятным предметом, похожим на палку. Май направился к пальме и, подойдя ближе  увидел, что на её верхушке, крепко обхватив её ногами и одной рукой, находился Александр Айболитов, во второй руке у  этого чудика была небезызвестная экспрессивная палочка, вот ей-то он и размахивал. Вечером перед крушением Сашка вёл на яхте конкурс и ни на секунду не расставался со своим неизменным атрибутом, любимой экспрессивной палочкой. Очевидно что и терпя бедствие, он решил с ней не расставаться, чего не скажешь о его жене Натуське Плявловой, ибо поблизости её присутствия совсем не ощущалось.

Sarafan©

продолжение следует...   
Категория: Проза | Добавил: Ирбис
Просмотров: 625 | Загрузок: 0

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz