Интервью Мая с оффсайта Дом-2 [54]
Хроники и наблюдения с площадки [75]
хроники
Пресса о Мае [72]
Главная » Статьи » Пресса о Мае

Интервью Мая от 20 января 2008 г. ( полная электронная версия). Часть1. «Философия жизни или Май - о себе».
Однако, первая часть нашей беседы  посвящена отнюдь не телевидению. Впервые, как  он сам признался, Май   решил подробно и прадиво рассказать о себе.
 
 

- Это ты откуда идёшь, Май?

- Из центра быстрого чтения.

-  А тебя как лучше называть: Май или всё-таки  Роман? Май, наверное, - так уже привычнее?

- Наверное.

-  Хорошо. Да, я слышала про такое. А для чего  это надо?

- Я читающий. Мне кажется, что все идет медленно, меня это раздражает, мне нужно, чтобы быстрее все было.

- Но это заведение действительно серьёзное, имеет под собой право?

-  Ну, если  честно – бурда, как мне кажется.

- Шутишь?

- Правда.

- Ну,  хоть что-то там  ты уловил?

- Мне очень нужно было, поэтому я увеличил в десять раз свою скорость чтения и коэффициент понимания.

- Да неужели?

- Я пришел туда, как двоечник, потом вчитался в это. Там очень смешная техника: дается зеленая   точка на листе, нужно смотреть на нее перед сном, я посмотрел полтора раза и понял, что это идиотское занятие.

-  Ясно –  пустая трата времени, хотя – неважно. Насколько мне известно, ты ведь уже дано в столице, освоился. А как приехал   первый раз в Москву, зачем?

- На проект я приехал.

- На «Дом-2»?

- Да.

- И это было года два назад?

- Нет, это было три с половиной года назад.

- Действительно - давно. А откуда приехал?

-Из Воронежа.

- Ты там где-то учился?

- Да, в Театральной академии.

- Сразу после школы поступил?

- Нет, после школы я поступил в юридический техникум, потом должен был идти…

- Почему -  на юридический?

- Воля моих родителей.

- А родители -  кто?

- Родителей уважают. Они живут в посёлке (Воронежской обл. – прим. ред.), у папы своя пилорама, целый обрабатывающий комплекс. Мама – инженер, но работала в последнее время в Сбербанке.

- Не по специальности многие работают сейчас – время такое. В Сбербанке больше, наверное, платят?

- Да, но обстоятельства так вынудили - у нас сложная была семейная жизнь. Она и пол мыла, и все делала.

- А ты единственный сын в семье?  Единственный и любимый?

- Ну, не знаю. У мамы, наверное, да. А у папы – у меня папа очень любвеобильный, и, кажется, что у меня братья и сестры по всему земному шару.

- Ну, ничего страшного. Бывает.

- Нет, наоборот, хорошо. Столько родственников, не пропаду.

- И уже отыскались какие-то родственники? Или это только предположение?

- Есть брат.

- Сводный, соответственно?

 - Да, он почти мой ровесник. Жизнь вообще  – веселая штука.

 - Согласна. А  сам-то  ты в школе  как учился - хорошо?
 -
Да, без троек. На "отлично" невозможно было учиться. Наверное, знания позволяли, но не позволяло поведение. Дело в том, что   я    не очень уважал учителей, я с ними на "ты" говорил -  не терпел кого-то. То, что мне надо было, я сам брал эти знания.   Когда  меня поучают, я не могу.
-  Своенравный  какой -  трудно было учителям. 
-  А ещё помню случай: в детстве мы гуляли около реки, а тот, кто за нами пошел смотреть, стоял спиной и не увидел, как я шагнул просто в сторону, где все вместе плавали, и начал тонуть. Плавать не мог совершенно. Открываю глаза, медленно погружаясь на дно.
 -
  То есть ты с открытыми глазами тонул  что ли?
 Да. Я тонул. А потом логически подумал: надо доплыть до самого дна, оттолкнуться ногами.
 -   Хорошо, что сообразить хоть что-то успел.
 
-   Нет, я тонул, размышляя,  не дергался, не нервничал. Ну, коснулся дна, выпрыгнул. А тетя Женя, моя тетя, которая там была, стоит, не слышит, руки в боки. Я хочу ей сказать: "Тетя Женя, опять на дно, опять до самого дна", а она – не видит и не слышит. И я опять до самого дна опускаюсь, глубоко вдохнув, опять толкаюсь, опять выныриваю, хватаю воздух. Вот так несколько раз, потом устал.  А тётя  повернулась и не видела, как я тонул. Но я тонул,  и мне было очень страшно.  А жизнь зачем-то сохранилась. Вот зачем, правда? Это здорово, наверное. Поэтому я -  не боюсь. Если у меня есть какая-то идея,  могу пойти к кому угодно, неважно к кому. Ничего не боюсь.
-  Понятно – боец по натуре, находчивый.  Ты ведь  по гороскопу - Лев. А в   год кого?

-   В год Петуха.
-  Интересно, 
это же очень хороший военный получился бы. Я сейчас вспоминаю свои астрологические познания:  Лев, рожденный в год Петуха, - это очень хороший военный.
- Там же разные Петухи есть. У меня металлический Петух.
-
Я тоже  металлическая по каким-то там  критериям. А в армии ты так и  не был?
- Не был.
-
Откосил или справочки принес?
- Я не люблю оружие. Я ничего не скрывал,  так и сказал, и не пошел. Не люблю оружие,   и считаю,  что это противоестественная вещь. Для меня армия – это противоестественная вещь. Я люблю мир, красоту, людей. Тем более та армия, которая сегодня вообще меня не прельщает. Хотя не знаю.

- Ну  хорошо, верю, убедил -  прирождённый пацифист! А  свою первую любовь ты помнишь?
- Да. Первая любовь была в институте. Просто первая симпатия – была девочка Ира в школе. Была песня, не помню, кто пел, "Стюардесса по имени Жанна".
-
Ну, как  кто? Владимир  Пресняков. Он и сейчас ее поет в новой аранжировке.
- У меня есть запись на кассете, там мой детский неокрепший голос, мы с другом делали подарок этой девочке - песню "Стюардесса по имени Жанна". Переключали на запись магнитофон, и я детским голосом вставлял: «Стюардесса по имени Ира, обожаема ты и желанна!» И эту песню потом ей подкладывал в портфель. Конечно, я это все помню.
-
Это  в каком же  классе было? Ты уже, наверное, был старшеклассником.
- Нет. Детский голос еще, не сформировавшийся. Это первая симпатия. А первая любовь была в институте - Диана. Наверное, она продолжает еще быть отголоском, и, наверное, всю жизнь  будет, потому что это первое - образец, пример. Мне кажется, что она еще существует, какая-то любовь, что с моей стороны, что с ее … Она вышла замуж.
-
И тебе было больно?
- Нет, не больно. Она приехала, спросила меня: выходить ли ей замуж? Я говорю: выходи.
- А о
на-то ждала, что ты ей скажешь: «Нет, дорогая, не выходи».
-
Да. Я недавно нашел стихотворение. Не помню его наизусть, но оно было посвящено мне. Оно не написано, конечно, для меня Цветаевой, но вот эта девушка  мне его посвящала. И мы так по строчке  будто с ней переписывали: «Ах, если бы мы жили с вами в маленьком городе, где вечные сумерки и вечные колокола».

- Да , обычно красиво всё начинается… Но любовь -  это  очень сложное и ёмкое понятие, вмещающее в себя целую гамму чувств. Недаром же говорят: « От  любви до ненависти один шаг».
- Нет, неправда. Любовь – это главное испытание в жизни. Никто не говорит, что будет всю жизнь хорошо и легко. Вот чем меня подкупила Алена  Водонаева, участница проекта? Она постоянно рассказывала про своих маму и папу, что у них…  У меня  у родителей были такие отношения, плохие, так скажем, не очень. Они то разводились, то сходились. А мне всегда хотелось крепкую семью.  А  Алена  рассказывала, что у нее и папа, и мама до сих пор пишут записочки друг другу, что любовь у них много лет. Вот это, наверное, главное испытание в жизни - не то чтобы вытерпеть друг друга, но поглотить этого человека, растворить в себе, а не отторгать его при любых ошибках, даже если он оступается, если больно делает. То есть все это надо вытерпеть – вот это любовь. На это можно и  не решиться.
Я считаю, любовь – это осознанная вещь. То есть не страсть, которая захватывает и отпускает, а осознанный шаг, большой и на всю жизнь. Если ты раз пошел на встречу, тебе что-то предлагают, ты видишь искренность в глазах, то не имеешь права делать шаг назад. Можно уйти с работы, можно уйти из компании, еще откуда-то, но бросить человека, которого ты растворил в себе, – это противоестественно и сложно.

-
Ты так говоришь, что я очень   прониклась  романтическими чувствами.  Думала, сейчас уже нет таких людей, тем более  молодых, которые так рассуждали бы и  мыслили. У меня представление о  юном поколении,  как о более прагматичном и расчётливом. Приятно видеть  человека -  молодого, но мудрого, способного мыслить ещё о чём-то, кроме материальных благ.

- Да, это не главное. Я тут недавно ехал с одним человеком на машине, я его спрашивал: «Как жизнь, как дела?» Люблю спрашивать, как жизнь, как дела. И вот он мне говорит: «Заработал столько-то денег». Я говорю: «А жизнь как?» - «Ну, как жизнь? Если заработал хорошие деньги…» - «А как душевное настроение?» - «Ну,  вот коплю, хочу колонки купить за 10 тысяч долларов» - «Понятно. Беги от денег» - «Да ты что? Если я от них убегу, я не заработаю на колонки». То есть человек все время живет в деньгах. Несчастный этот человек, я думаю.
 Вот у меня есть всё
  необходимое. Например, я люблю простую еду:  просто редьку с хлебом и оливковым маслом, или просто вареную картошку.
-
Да ведь это самая здоровая еда, самая нормальная.

 -У меня  - простота, открытость. Я счастливый, есть  возможность жить самому, иметь необходимое. Мне больше не надо, это правда. Если у меня получается больше, я начинаю дурить,  начинаю пустеть, портиться, смердеть.  

-Очень мудро – довольствоваться малым,  обходиться самым нужным, и думать о великом. Но это пока... у тебя нет жены, которую надо содержать.
- Мне тут  мама недавно выдала. К сожалению, мы вынуждены редко встречаться. Вообще я  считаю, Новый год – семейный праздник, и всегда так и говорю. У меня раз или два было, когда уже в сознательном возрасте я встречал  Новый год с семьей. (Так хочется всегда праздновать вместе с семьей.)  Так вот, звонит мама и говорит: «У меня все-всё есть, ёлка есть, только Снегурочки нет».

- Это намек?
-
Нет еще. Я не понимаю, о чем она говорит. Потом
  говорит: «Ну, не нашла я Снегурочку, купила Барби, поставила с Дедом Морозом». Я говорю: «Мамулечка, а зачем?» - «Ну, вот как-то ну  нет же  у тебя Снегурочки, ты  -  один».
-Ой, не знаю. Я понимаю, когда матери дочерей волнуются, что они не замужем. А матерям сыновей… Может быть, я этого не понимаю, потому что у меня дочка?
-
Я не думаю, что  в настоящее время могу что-то дать. Во мне нет ничего такого, что я мог бы  дать своей семье. Сейчас я – "пустой". А семья – это серьезно, это сложно.

- Ну, какие ещё  твои годы? Мужчинам вообще до сорока лет можно порхать, как  мотылек. Правда, напорхавшись, может уже ничего и не захотеться…  Может, тебе чайку подлить?
-
Нет, кофе. В кофе больше кофеина. Вкусный торт.
-
Говорят, кофе вымывает кальций из организма.
-
Я пью кальций отдельно. Чтобы не нервничать, быть спокойным, адекватным.

- Значит в  любви пока – пауза, ну тогда,  может, самообразованием занимаешься?Ты нигде не учишься? У тебя  получается  незаконченный театральный, незаконченный юридический. Тебя не тяготит, что нет какого-то диплома? Жизнь такова, что бумажка-то все равно нужна.
- Юридический - там у меня техникум, я его окончил. По образованию я -  правовед, но истек срок действия. То есть нужно было как-то развиваться дальше, работать, иначе все это выбрасывается. Я пытался это объяснить родителям, они не понимают. Мне это неинтересно, и не могло быть интересно изначально, мне скучно это.
А театральный, что касается знаний о профессии, я получил. Я себе не представляю, как сейчас туда вернуться, доучиться. Мне кажется, знания я получил. Так или иначе, все равно есть теория. У меня была несчастная любовь на первом курсе, и весь первый курс выпал. Я потом, чтобы спастись от негативных каких-то ощущений, ударился в учебу. Были ребята, которые просто ходили на занятия, а я фанатично читал книги.
-
Станиславского?
- И его в том числе, всех подряд. Я был такой трудоголик. И  получил все необходимые знания, которые  мог там получить. Сейчас мне нужна практика, это было бы интереснее. А так нехорошо, наверное, незаконченное образование.
- Ну ладно, с этим можно и потом разобраться. Образование  - дело наживное. А
что ты сейчас читаешь, раз так любишь это дело?
- Читаю о жизни Старца Иеросхимомонаха Самсона Сиверса. Две бесценные красные книжки! Удивительный Человек с большой буквы! Я Его очень люблю!
-
Духовная  литература? Ты меня пугаешь. Ты в монастырь собрался?
-
Нет. Почему? В монастырь нужно отдельное призвание. Это просто необходимость какая-то. Есть призвание у людей - уйти, отказаться от внешнего мира, но я не могу. Я считаю, что у меня есть определенного рода задача здесь, я ее выполню сначала, а потом в старости, может быть, пойду в сумасшедший дом или в дом престарелых, чтобы никому не мешать. Найду себе там спутницу. У меня характер вредный - будем жить через стенку.
- Кошмар! Надо же
, о чем думает молодежь в 26 лет! Я уже поняла, чему ты научился в одной передаче, потом в другой. К чтению духовной литературы, мне кажется, тебя подвигло именно приобщение к масмедиа? Засветившись на экране, приобретя популярность, ты понял, что…
- Нет. Я пришел туда целый.
 

- На  телевидение? И именно там разрубили твою душу на мелкие кусочки?
- Да. Потом я начал как-то пустеть, пустеть, а потом уже наступил внутренний голод, абсолютная пустота, когда ты понимаешь, что жизнь проходит мимо. Вот слава: говорят, что актер, слава богу, востребованный, популярный, и ради славы он на многое готов. Ну, вот была эта слава. И что она дает? Невозможно иметь личную жизнь, потому что все общественное. Личная жизнь – только дома, где-то под одеялом, или в такси на заднем сидении, чтобы никто не видел. Остальное все общественное. Вот и вся слава.  Мне она  такая - мешает.

- Ты не хочешь популярности, всенародной любви? Или ты уже глотнул и понял, что это не твое?

-   Слава нужна для чего-то. Сама по себе она не приносит удовольствия. Это как кастрюля, в которой можно сварить борщ или кипятить воду. Вода выкипит, и кастрюля сгорит. Если есть какая-то информация, которую я хочу передать, то слава мне помогает это сделать. Я могу рассказать это одному человеку, десятерым,  компании. А в телевизоре – миллионам могу рассказать. Я верю в то, что в телевизор попадают неслучайно. А сама по себе слава - зачем? Вот был такой товарищ Герострат…
-
  Геростратова слава?
-  Да-да. Сжег храм Артемиды. И это тоже слава, но зачем такая слава нужна? Слава бывает разной.  Я считаю, что сейчас  обретаю какую-то базу, фундамент. Раньше я был - не буду за столом говорить - как пенопласт, плавающий туда-сюда, сам по себе - куда ветер подует, туда и я. А сейчас есть база, есть фундамент, и именно поэтому есть возможность выбирать. Вот есть я и есть внутри кое-что, и оно важнее, чем  все мое внешнее богатство, чем  то, что меня тянет в разные стороны и опустошает. Поэтому, если я и  выбираю что-то,  то только то, что меня развивает так, что  могу принести какой-то свет, пользу.  Сейчас обратная система у меня: что-то происходит,  а потом я об этом рассказываю.  И вообще, у меня есть внутреннее ощущение, что все в дальнейшем будет хорошо.
 
  продолжение интервью   далее...
 
Категория: Пресса о Мае | Добавил: Ирбис (24.04.2008)
Просмотров: 1255 | Комментарии: 1

Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

 
Copyright MyCorp © 2017
Сделать бесплатный сайт с uCoz